Воскресенье
24.09.2017
22:29
 

Взгляд и нечто
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Дневник | Регистрация | Вход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 16
Главная » 2008 » Март » 8 » Несколько документов
Несколько документов
15:27
Представляю несколько документов из истории вопроса о передаче книг и непосредственно связанном с этим моим удалением из библиотеки. Передача книг непомерно (по мнению начальства) затягивалась: было непонятно, на что тратятся немалые деньги. Начальство давило на меня, а я - в меру сил на Азу. Здесь же можно увидеть историю появления в Библиотеке ее теперешнего директора: гений административного дела (говорю почти без иронии) Валентина Васильевна к тому времени была больше года без работы, и полагаю, приход в Библиотеку замом был для нее большой удачей. Насколько Ромуальд Ромуальдович изначально планировал замену меня ею - сказать не берусь.
С ультиматумом, который я предъявил Лене Тахо-Годи, вышла следующая история. Долгие годы Аза с компанией (в том числе и я, но всего никогда более пяти-шести человек не было) получали гранты РГНФ (сейчас, кажется, эта контора по-другому называется). Пока шли «серые тома» (Лосев в «Мысли»), я участвовал в этой программе вполне законно и с весомыми основаниями. Получал свою долю (Аза всегда брала себе 2 доли). Ну, а когда стал директором, никакого времени на работу с самим "Лосевым" не стало, чему я тогда был только рад, потому что уже утомился от многих положений Алексея Федоровича и, признавая его большие заслуги и "весомый вклад" в неозверение нашей интеллигенции, предпочел бы любить его на расстоянии, без тесной работы с текстами. Да и Аза не хотела допускать меня к архивам - я же, повторяю, был поэтому вне себя от радости. В свое время у меня много сил отняли занятия со знаменитой "шеститомной мифологией" А. Ф. Должен сказать, что худших переводов (чужих, а где-то его самого) мне редко приходилось читать, так что я был в ужасе от того, что мне "все это" придется готовить к печати, да еще в таком объеме.
Итак, к нашим баранам: мое трудовое участие в гранте сводилось на протяжении нескольких лет к подготовке отчета для фонда и подготовке заявки на новый срок. Дело это не очень тяжелое, но муторное, занимало у меня обычно несколько дней, сводясь к переписыванию Азиных каракулей отчета и "перерисовке" новых таблиц по старым образцам: сотрудники РГНФ, отрабатывая свой хлеб, каждый год что-то меняли, и это приходилось отслеживать и учитывать. Стремиться к такой работе, естественно, было весьма противоестественно и обычно я спал насчет новой заявки, пока не просыпалась Аза. Так случилось и в тот раз: к концу сентября она спохватилась и озаботилась подачей новой заявки. 1 октября я должен был впервые ехать за границу (в Германию, в Мюнхен - на курсы Гете-Института), дома оставались тяжелобольные родители, которым оставалось жить совсем недолго (отец умер за два дня до моего возвращения). И тут приходит Лена с этим заданием. А моя жизнь директорская была очень своеобразна. Достаточно сказать, что на работе у меня была раскладушка, и минимум три ночи в неделю я ночевал в Библиотеке (благо, душами и туалетами она была обеспечена более чем в достаточной мере). И никакой такой новой работы мне вовсе не хотелось. Все же, разумеется, как бывало уже не раз, я переломил бы нежелание и сделал свою работу в очередной раз. Но надо же было случиться: в компьютерах затерялись старые заявки: находились лишь клочки, обрывки ну очень старых заявок, а прошлогодние материалы как сквозь землю провалились. Муторная работа нескольких дней грозила обернуться чудовищной маетой с перенабором заново буквально всего. И этого мне никак не хотелось. Я помаялся-помаялся, поколебался и когда до срока подачи оставалось уже совсем немного заявил Лене, что сделаю заявку, если они, со своей стороны, подпишут акт о передаче книг. По такому случаю удостоился и вечерней беседы с Азой. Конкретного ее содержания я уже не помню, и скорее всего ничего особо дружелюбного мы сказать друг другу не могли, но и большой ругани не помню. В общем, все разошлись, не отступив от прежних своих позиций: я отказался наотрез писать отчет (да на это и не оставалось времени), а Аза не стала подписывать акта. Ну, любви особенной между нами с тех пор уже не было.
В конце, как завершающий аккорд: приказ о моем переводе в библиотекари (директором становилась В. В. Ильина) и заявление об увольнении (я перешел в Тургеневку, чтобы прийти в себя, а к осени оказался в ГОПБ).
Нет, кажется, более пяти картинок не загружается, поэтому их выставлю в следующей записи.
Просмотров: 326 | Добавил: makhankov | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Я знаю еще одно решение

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Календарь
«  Март 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск
Друзья сайта
Мой кошелёк:
losev-library.ru
  • Я в Livejournal
  • Мои Фото в Интернете
  • Настройка фортепиано. Сайт моего кузена.
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz